правила f.a.q. сюжет псионика импланты корпорации гостевая роли нужные новости внешности
// лучшая цитата от КАЗАЙИ МИЗЕРЕ
Пустяки — так решил и голос, и тогда появилась другая боль — гораздо сильнее, чем раньше, гораздо сильнее, чем, возможно, он испытывал когда-либо — она затопила его, словно вода. Не постепенно, как если бы заполнялась ванна из открытого крана, а как если бы он прыгнул в воду, сразу уходя на глубину.
Экстренное включение! Сегодня, 30-ого августа, была зафиксирована аварийная блокировка отеля «Сантония», в котором проходил прием в честь столетия со дня основания корпорации. Все приглашенные гости были заблокированы в здании злоумышленниками. Прежде чем силы полиции оцепили не просто отель, а целый прилегающий район, наш специальный корреспондент успел выяснить, что злоумышленники выставили полиции условия, при которых любая попытка проникновения в здание спровоцирует немедленное убийство всех гостей. Реальны ли их угрозы или нет — вопрос, мучающий всех нас. Пока единственное, что можно сказать наверняка: 2425-ый год самый неудачный для корпорации ТТА. Мы будем следить за развитием событий.
2425 год, Атлантида-16 // киберпанк, подводный мир

Атлантида

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Атлантида » Сюжетные эпизоды » [30.08.2425] Король без королевства


[30.08.2425] Король без королевства

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

АРКА VIII: «ЦАРЕУБИЙЦА»

http://ipic.su/img/img7/fs/Careubijca.1541873309.png
Действующие лица: Victor Stark, Hector Zimmermann, Shaun Bowie.
Дата и время: 30 августа 2425 года // 18:15;
Локация: отель «Сантония».

100 лет с основания ТТА — это, безусловно, большой срок, за который ТТА стала неотъемлемой частью Атлантиды-16. Шутка ли, по статистике более 35% граждан пользуются их технологиями. В честь круглой даты был устроен благотворительный прием, куда были приглашены не только мастодонты корпораций, но и простые клиенты, кто годами пользовался технологиями ТТА. Возможно, в этом и была ошибка. Возможно, поэтому все пришло именно к этому.
Во время приема некая группа людей сумела обойти охранные системы и опечатать здание. Были выдвинуты условия, которые поставили под угрозу жизнь лидера ТТА, Теодора Ньюмана, и всех гостей. Выполнят их или нет — от этого зависит многое.

Вводная:
Свет гаснет полностью. Сначала вы слышите, как с шорохом закрываются аварийные щитки, потом — как кто-то кашляет в микрофон, наверное, прочищая горло.
В темноте голос говорит: «Вам не уйти, пока вы не сделаете то, что должно. Этот человек, Теодор Ньюман, — голос становится презрительным, слова вылетают, будто их выплевывают, — недостоин, чтобы оставаться в живых. Вам нужно совершить правосудие, потому что это власть должна бороться народа, а не народ — власти».
Голос ненадолго замолкает, и в тот момент постепенно начинает включаться свет. Взгляды всех обращены на Теодора Ньюмана — тот стоит на балконе между двумя широкими лестницами. Теодору Ньюману уже за семьдесят, и он выглядит так, словно Смерть уже пришла за ним. Он напуган.
Голос звучит снова, он говорит: «Каждые две минуты я буду убивать одного из вас, пока вы не сделаете это».
Вы знаете, что прием обещал вместить около сотни человек.
Вы понимаете, что у вас не так уж много времени.
Через минуту после того, как голос замолкает, супруга Теодора Ньюмана вдруг падает, цепляясь за Виктора Старка.
Вы, Виктор Старк, не почувствуете пульс, если проверите.
Первая жертва принесена.

Текущая очередность: Виктор Старк, Гектор Циммерман, Шон Боуи.

+3

2

- Кажется, я начинаю ревновать, - мягкая улыбка на губах Виктора в этот момент могла сразить наповал незадачлиую "охотницу" за его вниманием. Он легким движеним взял из рук девушки бокал с шампанским, не забыв "случайно" коснуться пальцами чужих, заставляя тем самым красавицу кокетливо отвести взгляд. Но весь её вид так в говорил "Продолжай, не останавливайся!".
Женщины.
Загадка этого мира, которую Старк отказывается разгадывать - потому что тогда его жизнь станет слишком скучна. Ну а может еще потому, что он все еще хочет получить ответ на самый глупейший вопрос - почему именно он?
Размах мероприятия поражал своей роскошью, но для "конкурента ТТА" это скорее была пыль в глаза - уж чего, а вот таким они точно не станут мериться. Зачем тратить деньги на фарс?
Или станут?
- Ревновать? - напоминает о себе молодая жена Теодора, которая сегодня явно поставила себе цель во что бы то ни стало поймать Старка в свои сети. Только вот для храбрости ли она выпила, для веселья ли - неизвестно, но, по "скромному" мнению мужчины, её доза давно была выпита, как бы не натворила делов. Конечно, молодые красавицы богатых дядек обычно напрочь забывали границы дозволенного, но все же Ви был их тех, кто предпочитал избегать скандалов на официальных мероприятиях. При всей любви "затусить" в своей компании.
- Конечно, - легкий кивок головы, - мне показалось, что бокал составляет мне неплохую конкуренцию.
Если бы сейчас на месте супруги Теодора была Ивенджелин - то, несомненно, уже охладила его пыл звонкой пощечиной, чтобы держал язык за зубами, но этой, казалось, нравится вот такой вот "флирт".
Само мероприятие не вызывало интереса - скорее это визит вежливости и напоминание о том, что Атлас не боится "сходить в гости". Правда, некоторые правила поставили в тупик и Виктора, и его официальную охрану, которую попросили остаться снаружи "потому что так надо". Спорить Старк не стал - все равно хватит всего раз нажать кнопку на часах, чтобы его парни пробили оборону и кинулись его защищать.
Но как же все здесь "дешмански" - как бы выразилась одна его знакомая молодая киберспортсменка. Еще немного нужно побыть здесь - поторговать лицом, перекинуться несколькими любезностями с состоятельными и влиятельными людьми, как это обычно принято, а потом под предлогом "очень важных дел" покинуть сие торжество, оставляя мистера Ньюмана купаться в лучах славы и самолюбования. Нет, повод несомненно был серьезен и великолепен - столь круглый юбилей компании не каждый год. Но когда Старку пришло приглашение - он думал, что тут будет несколько веселее.
Кстати. О Атласе. В толпе Виктор видел своего непосредственного коллегу, который каким-то чудом прошел со своим телохранителей. В который раз Старк готов закатить глаза в потолок - для этого человека вообще есть что-то невозможное? Скольких людей он убил, чтобы прийти не одному? Они поприветствовали друг друга лишь кивками издалека, препочитая держать то самое расстояние, на котором у них хорошие отношения. Да и не до Гектора сейчас - если мисс Ньюман продолжит брать замок штурмом, то скорее всего Теодор наймет киллера для Виктора. Или предложит свою жену купить - тут уж какое у него будетнастроение. А внеплановые траты не входили в планы разработчика.
Но кто мог предположить, что на этот вечер все же запланировано шоу?
И гаснет свет, и начинается игра.
"Что за..." - успевает проснестись в голове, когда слышится звук закрывающихся аварийных щитов, изолируя гостей от внешнего мира и возможности воспользоваться услугами своей охраны.
Итак, Тео, что ты придумал?
Ан нет, не Тео. Какая жалость.
Все внимание сейчас устремлено на заложника, чью жизнь предложили оборвать за жизнь всех в этом зале. Каждые две минуты - слишком быстро хотят устроить бойню, не растягивая удовольствие попугать богатеев и высосать из них побольше денег. Ведь многие бы отдали все свое состояние лишь за то, чтобы спасти свою жинзь и уйти от сюда невредимым.
И только хотелось сказать "Без паники!", но вот только за него цепляется мисс Ньюман, словно от страха хотела прижаться в поисках защиты, вот только тело её обмякло, а ноги подкосились. Он поймал её на рефлексах, потому что стояла рядом и потому что не мог дать ей просто так упасть, как мешку с картошкой.
- Мисс Ньюман? - голос напряжен, хотя Виктор догадывается, что спрашивать бесполезно. Хватает запястье, чтобы проверить пульс, которого нет.
- Вот же бл...- вовремя осекается. Толпа вокруг них немного расходится, каждый хочет оказаться как можно дальше от "жертвы", полагая, что чем ближе к ней - тем больше шансов стать следующим. Стадный инстинкт.
- А гарантии есть, что обещание выполните? - а вот это вполне резонный вопрос, обращенный в пустоту, а точнее - тем, кто организовал этот цирк-шапито, возомнив себя Конструктором(ну почему именно в такие моменты его любовь к кино рисует именно такие ассоциации?).

+1

3

— Продактплейсмент. — Костлявая рука указала на высившегося за его спиной Крейга, которому явно пришлось призвать на помощь свою выдержку. Видно было по напряженному лицу. Можно привыкнуть ко многому, когда твоя работа связана с охраной чьей-то жизни — к смотрящему в лицо дулу пистолета или ножа у горла. Это не что-то необычное, это будни, и ты учился, чтобы выходить из этой задницы победителем. Шансы всегда есть. Но о каких шансах говорить, если на тебя смотрит сама Леди Смерть.

Так ее называли. Джоанна Кларк была стара, как сам мир, если миром считать Атлантиду. Нет, еще старее, чем сам мир. Ей было сто двадцать два года, она успела походить по настоящей земле, пережила всех, с кем погружалась на дно Атлантиды, и даже многих из тех, кто выходил из стазис-сна. Джоанна Кларк была очень стара: сморщенная кожа, которую, казалось. просто натянули на скелет, дрожащие руки, ей требовался круглосуточный уход, сиделки не отходили от нее ни на шаг. На ее фоне Гектор чувствовал себя мальчишкой.

Она ему нравилась, эта Леди Смерть. Ей нечего было терять, поэтому она говорила то, что хотела.

— Старина Тео был очень великодушен, — хмыкнул Гектор, поддерживая игру. С этой старой перечницей нужно было вести себя осмотрительно, в том и интерес.

Но продолжить Гектор не успел: приятный разговор разбился о рафинированную улыбку Готвильда. Протезиолог из него вполне сносный, но об остальном так сказать нельзя. Видно было, как он до сих пор находился в эйфории, чувствуя себя очень важным после того, как ему разом предложили работу что в Атласе, что в ТТА. Он сделал выбор и теперь смотрел на Гектора извиняющееся и одновременно самовлюбленно. Господи, ну и кретин.

— Готвильд, — Гектор проигнорировал протянутую руку, вместо рукопожатия приподняв бокал шампанского. Очень удобно. Шампанское Гектор ненавидел, зато не нужно было пожимать руки всяким лизоблюдам. — Оставлю вас. Леди Кларк. — Ей Гектор учтиво кивнул.

Проклятый Готвильд. Было не так много людей, с кем Гектор говорил бы с удовольствием, даже так называемые «свои» вроде Старка к ним не относились. Готвильда стоило проучить. Это мстительно, даже по-детски, но не Гектор ли только что чувствовал себя юнцом?

Чтобы подумать, нужно было место поуединеней, и Гектор поднялся к комнатам. Туда никто не ходил. Зачем, если есть огромный зал со всем необходимым. В комнаты поднимались либо те, кто хотел с кем-то уединиться — Гектор усмехнулся, когда увидел на двери висящую табличку «не беспокоить», надо же, какие честные, — либо тот, кто хотел побыть один. Рисковать, открывая двери в номера, тем, что можно наткнуться на чьи-то гениталии, Гектор не стал. Он решил, что ему вполне хватит холла с диванами, расположенном в конце коридора.

Как оказалось, тут уже кто-то был. Какой-то парень — Гектор быстрее услышал его, чем увидел. Все потому что тот яростно, но бесполезно чиркал зажигалкой, матерясь сквозь зубы. Почему бы не помочь несчастному, подумал Гектор, если была возможность. В конце концов, тот тоже, видимо, жаждал уединения — подальше от людей или чтобы просто покурить. Это уже к себе располагало. Так что, неслышно подойдя ближе, Гектор протянул тому свою зажигалку.

— И не благодари.

Что интересно, парень так и сделал. Он наградил Гектора долгим недоверчивым взглядом и, не сказав ни слова, взял зажигалку. Прикурив, вернул обратно, косясь на него как-то выжидательно, и, отвернувшись, только когда Гектор закурил сам. Время от времени он себе это позволял.

Так они и простояли молча, пока не выкурили по сигарете. Гектор нарушил молчание первым:

— Мама ругает за то, что не бережешь здоровье?

— Не хочу там находиться, — буркнул в ответ парень.

— Не любишь людей? В школе, — Гектор сделал паузу, осмотрев его, и кивнул сам себе: да, похоже, что еще школьник, — учителя уже называют тебя социопатом?

Парень фыркнул и поморщился.

— Мне тупо скучно. Никогда не привыкну к таким вещам, — он вытащил из пачки еще одну сигарету и вопросительно взглянул на Гектора. — Я рос совсем в других условиях.

Тот снова протянул зажигалку — со словами, что он может оставить ее себе.

Растопило ли это парню сердце или нет, но, затянувшись следующей, он представился:

— Шон.

— Гектор.

— Мистер Гектор? — усмехнулся Шон. — Вот так, без фамилии?

— Ты ведь тоже просто Шон, без фамилии.

Шон повел плечом, кажется, удовлетворившись ответом, и в следующий раз, уже докуривая вторую, спросил совсем о другом, кивнув на Крейга, который все это время молчаливо стоял особняком, сохраняя дистанцию.

— А это еще кто?

— Продактплейсмент, — Гектор без зазрения совести украл шутку у Леди Смерть. — Выращиваю их и учу убивать.

Шон смотрел на Крейга, видимо, оценивая потенциал, как вдруг цокнул языком и пробормотал:

— Ну нет.

«Ну нет», как увидел Гектор, когда тоже повернулся, выглядела как женщина за сорок, она неслась на всех парах — на которых разрешалось в приличном обществе, конечно, отстукивая каблуками тревожный ритм. Это была фурия. Фурия, больше известная как Джудит Кеннеди.

— Шон! Вот ты где, я тебя повсюду ищу, — говорила она так же торопливо, как и бежала сюда, но взгляд, который она бросила на Гектора, был цепким. — Мистер Циммерман.

— Миссис Кеннеди. — И дежурное приветствие бокалом шампанского.

— Надеюсь, мой сын не очень докучал вам.

— Я отлично провел время, — заверил ее Гектор.

Затем они коротко попрощались, и Джудит Кеннеди увела Шона за собой.

Интересная встреча получалась. Интересная.

Постояв еще немного, Гектор тоже спустился вниз. Нельзя слишком надолго пропадать из виду.

***
Следующие полчаса он провел рядом с оркестром — условленное место для встречи с его информатором, а заодно хороший способ избежать лишних бесед. Оркестр не слишком усердствовал, но этого было достаточно — другим приходилось кричать, чтобы донести до Гектора свою потрясающе свежую мысль. Они быстро выдыхались и, пожалуй, даже смирялись: что взять с мистера Циммермана, ему уже почти семьдесят, слух уже не тот. Это те, кто не понимал очевидного. Таких большинство. Но так и должно быть.

И когда Гектор уже видел приветливое лицо очередного желающего нанести ему визит вежливости, случилось то, чего никто не ожидал: свет погас везде, музыка затихла, и в этой тишине, прерываемой взволнованном шепотом гостей, хорошо слышались закрывающиеся ставни, потом свет включился снова и появился этот голос. Неизвестный рассказал им, чего он хочет.

Убейте Теодора Ньюмана.

Иначе вы умрете сами.

Каждые две минуты — одна жертва.

И в подтверждение этих слов как по часам упала молодая супруга Ньюмана. От ее тела отступили все — и конечно, среди этих болванов как будто не оказалось ни одного доктора, который вспомнил бы о своем долге, зато был Старк, оказавшийся рядом. Тот буквально поймал женщину, осторожно уложив ее на пол, а затем сделал то, за что Гектор его всегда и ценил — привлек к себе внимание всех, спрашивая о гарантиях. Талант находиться в центре, даже когда это хуже всего.

— Босс? — коротко спросил Крейг, ожидая указаний.

— Ждем.

+1

4

Это был грязный приём. Нет, серьёзно, Шон лучше других знал, как с ним тяжело. В последние месяцы, его буквально приходилось заманивать на все эти «вечеринки», которые, по словам миссис Кеннеди, обещали быть интересными. Из «интересного» Шон находил только виды, да и то — далеко не всегда. И эта игра в прятки... Если совсем уж начистоту — она действительно напрягала.

В полной мере Шон осознавал и то, что рассказывать правду родителям — тоже такой себе вариант. Поэтому половину вечера Шону приходилось разыгрывать цирк и делать вид, что он знаком с Росси Монтойей вскользь, чуть ли не через сторонних лиц. Выдыхать получалось только ближе к концу, когда пузыри шампанского выбивали из представителей сливок общества благоразумие, мозги и изрядную долю манер. Шон не кичился манерами с самого начала — насколько он знал, Росси находил это ужасно смешным.

Этот приём, посвящённый какой-то особо памятной дате, действительно отличался от десятков других: во-первых, цирк заблаговременно отменился. И во-вторых, отец пообещал, что там будет доктор Тэнтон. Когда он сказал об этом, Шон начал подозревать, что его заманивают. Или покупают. В любом случае, на этот раз он согласился пойти без пререканий.

Доктор Тэнтон в высшем обществе? Что может быть смешнее?

Да, Шон так думал. Как же он ошибался, когда с самого входа взял курс на своего лечащего врача. Может, Тэнтон и не был отличным собеседником, но его тёплая аура располагала к себе людей. Не прошло и двадцати минут, как его облепили коллеги и он завёл разговор о своих последних научных разработках, напрочь отбивая у Шона всякое желание ошиваться рядом. Надеяться на то, что удастся провести вечер не в самой мерзкой компании — это одно. Слушать во имя смутных надежд какую-то научную чепуху — совершенно другое дело.

Шон отвалил в сторону и предупредив родителей, что прогуляется по этажу, отправился искать себе укромное место. По пути он наткнулся на знакомых из департамента, пару сотрудников «Сидонии» и четырёх мужиков, спорящих о принципах действия антиграва и подъёмного поля. Как Шон понял из их перепалки, все четверо были связаны кровными узами. Хотя это он смог бы сказать и так: они были похожи, как две капли воды. И все как один — усатые.

Вот он — пример семейной моды, передающейся из поколения в поколение. Отстой.

Свободное место нашлось только в жилой части отеля, где располагались номера. Шон пристроился на одном из диванов и облокотился о его спинку, отчаянно надеясь задремать. Задремать никак не получалось: иногда мимо проходили люди. Парами, реже — тройками, срывая у Шона неодобрительные взгляды. Припёрся Ларри и прислонив к губам палец, исчез на лестнице вместе со своей спутницей. Шон даже не помнил, как её звали. Всё, что он знал: они с Ларри познакомились на прошлом приёме и теперь были неразлучны. На взгляд Шона, Ларри просто использовали. По словам Ларри — использовал он сам.

Пожалуй, после таких заявлений Шон начинал задумываться, за что судьба одарила его таким тупым братом. Конечно, Ларри не был родным. И никогда не стал бы, нет, ему Шон доверял не больше, чем любому незнакомому мужику с улицы. Но миссис и мистер Кеннеди... Они всегда вели себя так, словно всё в порядке. Делали вид, что они хотели второго сына — натянуто улыбались, рассказывая о том, как им повезло выиграть грант на второго ребёнка.

Вот только чутьё Шона подсказывало, что ему брешут. Безыскусно, абсолютно бездарно брешут. Будь у четы Кеннеди выбор, они никогда не приютили кого-то...такого. Им регулярно приходилось стыдиться Шона, защищать его от проблем, которые он создавал себе сам. А Шон как испытывал их терпение — не специально, конечно. Так просто выходило, вот и всё.

Иногда он задумывался над поведением миссис Кеннеди и словами матери, которые он когда-то не принимал всерьёз. Отец — кто-то из высшего общества, да? Кто?

По правде говоря, Шон посещал все благотворительные вечера только по одной причине: он надеялся, что у отца появится желание с ним встретиться. Хотя бы перекинуться парой слов. Шону, как любому ребёнку, выросшему без отца, казалось что он узнает своего сразу — интуитивно. Но время шло и ничего не происходило.

Никаких внезапных озарений, никаких разговоров. Стоило признаться — он почти потерял всякую надежду.

А, ладно, поиски отца — скорее хобби, чем смысл жизни. Такая позиция из года в год не позволяла Шону впадать в отчаяние. Похуизм, выросший на почве необходимости защищать самого себя без чьей-либо поддержки, делал своё дело. Хотя по правде, Ларри, не ценящий своего счастья, страшно раздражал.

Когда стало совсем невмоготу, Шон полез за сигаретой. Прикусил её, чиркнул зажигалкой и понял, что она не работает. Никакого огонька. Чтобы выругаться, Шону пришлось закусить сигарету в углу рта. Он похлопал себя по карманам в поисках второй зажигалки и не найдя её, выразил по отношению к миру своё веское и глубокомысленное — «БЛЯДЬ».

Он не ожидал этого, но мир откликнулся. Буквально подсунул ему огонёк прямо под нос. Шон повернул голову, недоверчиво покосившись на мужика в летах, услужливо предлагающего свою зажигалку и прикурил. Мужик не удостоился даже благодарного кивка. Но ему, похоже, это и не требовалось.

Шон затянулся. Посмотрел в сторону лестницы, блуждая взглядом по тянущейся от неё номерам. Хмыкнул, когда мужику захотелось поговорить. Прелесть таких мест заключалась в том, что слова никому не были нужны. В уединённые места приходили, чтобы отдохнуть от толпы — Шон-то уж точно. В толпе он не мог находиться долго чисто физически, начинал задыхаться уже где-то через час.

Но он ответил. Своеобразное «спасибо» в ответ на помощь с зажигалкой.

Гектор, значит? Не зная фамилии, Шон был уверен, что она окажется властной. Он оглядел мужика бегло, с той долей неприязненности, какую сам считал умеренной или, скорее, терпимой. Не очень высокий, с хорошо поставленной осанкой и испещрённым морщинами лицом. Гектор был стар, но с возрастом не потерял хватку — вот о чём говорил его внешний облик.

Шону он понравился, заставил разговориться незаметно для самого себя.

На «продактплейсмент» Шон только хмыкнул и затушил сигарету о пепельницу, стоящую на столике рядом. И недовольно цыкнул, замечая в конце коридора миссис Кеннеди. Шон хорошо её знал: конкретно эта её походка не сулила ему ничего хорошего.

Так и вышло. Шон кивнул Гектору напоследок, на ходу ляпнув что-то вроде: «позже увидимся, окей?» и позволил себя увести. Уже на выходе в зал Шон понял, что миссис Кеннеди недовольна его новым знакомством.

— Держись от него подальше. — вот что она сказала. И поджала губы в своей манере.

Шон пожал плечами. Миссис Кеннеди была умной женщиной, но совершенно отвратительным воспитателем. Скажи она что-то такое Ларри и он до конца жизни смотрел бы на Гектора с отвращением. С Шоном это не работало. Её запрет только разбудил в нём интерес.

Ну, рано или поздно это должно было случиться. Подумайте сами: что произойдёт, если запустить пиранью в аквариум с пёстрыми рыбками? Пёстрые рыбки — слишком лакомая добыча. Лениво прислушиваясь к голосу в динамиках, Шон понял, что ему жаль доктора Тэнтона — он, наверное, в ужасе? Опасаясь, что террористы могут лишить здание связи с внешним миром, он в спешке набрал на своём телефоне — «не психуй только, ладно?». И короткое: «я выберусь».

Следуя за взволновавшейся толпой, Шон попытался вспомнить, пил ли он что-нибудь этим вечером и с облегчением понял, что ни к чему так и не притронулся. Настроения не было — а теперь выходило, что такая простая вещь могла спасти ему жизнь.

Раньше, чем Шон это понял, он оказался рядом с человеком по имени Виктор Старк. На его руках лежала женщина. И на вопрос Старка, обращённый куда-то к динамикам, никто не спешил отвечать. Ну конечно. Очень смелая попытка, очень.

— Не думаю, что тебе кто-то ответит, мужик. Да и словами такие дела не решаются. Но я, кажется, знаю, кто может помочь.

Имени Шон не назвал. Старк, похоже, задумался о чём-то своём, а Шон отыскал родителей. Миссис Кеннеди посмотрела на него странно и глаза её заблестели от слёз. Шон не славился умением утешать, но он взял миссис Кеннеди за руку и кивнул в сторону выхода из зала.

— Ларри в одном из номеров. Найдёте его? Вряд ли он станет меня слушать.

Мистер Кеннеди направился в указанную сторону первым, рассекая толпу как ледокол и миссис Кеннеди поспешила за ним. Ларри предстояло умереть от стыда, но теперь можно было не волноваться, что родители станут препятствием на пути к Гектору. У Гектора был человек, который явно знает, с какого конца браться за оружие. Они могли бы помочь друг другу.

Поиски не заняли много времени. Подойдя ближе, Шон заметил Старка, но не стал расшаркиваться на любезности. Первым, о чём спросил Шон, было:

— Ты здесь что-нибудь пил?

0

5

Голос больше не говорит.
Следующие две минуты тянутся словно бесконечно. Настоящая паника еще не зародилась, не все верят.
Теодор Ньюман хрипло просит сохранять спокойствие, но не торопиться покидать свое место, а ведь его супруга только что стала жертвой. Кажется, он верит точно, и когда Теодор Ньюман говорит: «прошу вас сохранять спокойствие», он, скорее всего, просит не выполнять условие злоумышленника.
«Не подходите ко мне, — как бы говорит он. — Не смейте тронуть меня даже пальцем».
Две минуты проходят — и слышится вскрик. Женщина. Но жертвой стала не она, а мужчина рядом. Вы узнаете в ней ведущую с «Гольфстрима», мужчина — один из их журналистов.
Находящийся рядом доктор осматривает тело и говорит, что внешних повреждений нет.
Паника начинает нарастать. Люди пытаются связаться: с полицией, с близкими, с господом богом. Связь еще работает, это вселяет немного надежды — их спасут, если позвать всех. их обязательно спасут.
Надежда живет следующие две минуты, которые, в отличие от предыдущих, пролетают мгновенно. Падает еще один — прямо на ходу, кажется, он пытался бежать к выходу, хотя он заблокирован. Мужчина в дорогом костюме, но вы его не узнаете. Должно быть, это просто один из постоянных клиентов ТТА, которым тоже разослали приглашения.
Вдруг рядом падает женщина — это слишком рано, думают все, две минуты еще не прошло. Кто-то наклоняется к ней и проверяет пульс. А потом прерывисто выдыхает и говорит: «она в порядке, просто обморок».
Наверное, это должно было принести облегчение, но не приносит.
Паника пускает корни.

0


Вы здесь » Атлантида » Сюжетные эпизоды » [30.08.2425] Король без королевства