правила f.a.q. сюжет псионика импланты корпорации гостевая роли нужные новости внешности
// лучшая цитата от КАЗАЙИ МИЗЕРЕ
Пустяки — так решил и голос, и тогда появилась другая боль — гораздо сильнее, чем раньше, гораздо сильнее, чем, возможно, он испытывал когда-либо — она затопила его, словно вода. Не постепенно, как если бы заполнялась ванна из открытого крана, а как если бы он прыгнул в воду, сразу уходя на глубину.
Экстренное включение! Сегодня, 30-ого августа, была зафиксирована аварийная блокировка отеля «Сантония», в котором проходил прием в честь столетия со дня основания корпорации. Все приглашенные гости были заблокированы в здании злоумышленниками. Прежде чем силы полиции оцепили не просто отель, а целый прилегающий район, наш специальный корреспондент успел выяснить, что злоумышленники выставили полиции условия, при которых любая попытка проникновения в здание спровоцирует немедленное убийство всех гостей. Реальны ли их угрозы или нет — вопрос, мучающий всех нас. Пока единственное, что можно сказать наверняка: 2425-ый год самый неудачный для корпорации ТТА. Мы будем следить за развитием событий.
2425 год, Атлантида-16 // киберпанк, подводный мир

Атлантида

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Атлантида » Сюжетные эпизоды » [02.11.2425] Заблуждения, древние как мир;


[02.11.2425] Заблуждения, древние как мир;

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

АРКА V: «ИСЧЕЗНУВШИЙ СИГНАЛ»

http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni-1(kopiyao45).1537447753.png
Действующие лица: Cornelia S. Rourke, Allen Reyez, Howard Valentine;
Дата и время: 2 ноября 2425 года // 15:22;
Локация: где-то посреди океана.

Выбраться на отдых иногда полезно. Подводный лайнер — прекрасное место для того, чтобы привести мысли в порядок: когда из окна пропадает вид на людный город и взгляду открывается глубокая синяя бездна, жизнь, вроде бы, начинает налаживаться — по крайней мере, вы понимаете, что у вас есть время, чтобы прийти в себя. Но также прекрасно понимаете вы и то, что для некоторых это способ пропасть из Атлантиды-16 на какое-то время. Ваш отдых заканчивается в тот самый момент, когда капитан сообщает о сигнале бедствия, полученном с частного корабля, неспособного добраться до купола из-за поломки двигателя. Капитан обязан ответить на этот сигнал, но лично вы понимаете, что вся эта история пахнет хуже, чем изо рта того парня, который всю дорогу пытается с вами заговорить. Что-то должно произойти сегодня — это вы знаете наверняка.

Вводная:
— Мне больно! — кричит мальчик и начинает хныкать. Он выворачивается, пытаясь вынуть свою руку из хватки сотрудника безопасности, но у него совсем ничего не получается. Мальчик очень напуган и вся эта сцена уже начала привлекать внимание окружающих. Большинство пассажиров встаёт на сторону сотрудника и вы слышите отовсюду шепотки. «Поделом ему», «нечего вонючим крысам на борт залезать» — мальчик тоже слышит это. Вы видите, как расширяются его глаза в приступе животного ужаса.

+2

2

Не так уж часто таким людям, как Корнелия Рурк, выпадает возможность выбраться из Атлантиды-16 не в виде переработанного органического материала, да ещё и на шикарном подводном лайнере с мелодичным именем "Лазурь". Ей бы радоваться возможности побывать за пределами купола не только с помощью виртуальной реальности, но нет.
А ещё на такое предложение не отвечают "нет". Если начальство говорит, что нужно откатать рейс на гражданском лайнере и совершенно не в рамках внезапного отпуска, значит, так и нужно. Это больше смахивало на какое нибудь задание для секретного агента, как в одном из фильмов, который Корнелия смотрела вечерами вместе с сестрой. Но вот именно в этот момент Корни не чувствовала себя ни в безопасности, ни удачливым персонажем фильма, которому уготован хэппиэнд, потому что он главный герой. Это была сраная реальность. И из неё не вырезать того факта, что не все корабли возвращались обратно в Атлантиду-16.
Даже тот факт, что напротив сидели два псионика, а это вдвое больше обычного в пределах её личного пространства, не так напрягал, как то, что ей пришлось покинуть надёжную твердыню под водой, чтобы отправиться в океаническую пустоту на высокотехнологичной скорлупе. Твердь под ногами сменилась палубой лайнера, комнату в квартире на некоторое время пришлось сменить на каюту, а знакомых и привычных людей из окружения на очень сомнительную компанию.
Корнелия сидела, скрестив руки на груди и положив одну ногу на другую. Разговор как-то не клеился, да и, как ей казалось, никто и не стремился его клеить. Корни за свою недолгую жизнь успела усвоить, что от псиоников следует держаться подальше, по крайней мере, один из такой породы оставил не самое приятное впечатление. Паскудная ирония жизни распорядилась иначе. Всё началось инструкцией, которую она получила от начальства, а закончилось последним свободным стулом именно за этим столом с теми, кто в этой самой инструкции упоминался. Всему своё время. Идти на контакт без необходимости как-то не получалось. Максимум, на который сейчас хватило девушку, так это сдержанно-вежливая улыбка и несколько шаблонных, вежливых фраз, которыми она как могла попыталась дать знать, что не собирается нарываться на неприятности и вообще почти мимо проходила, но увы и ах, последнее свободное сидячее место. Поэтому, закончив с вежливыми формальностями, Корни старалась вообще не пересекаться взглядами со своими соседями по столику.
Пустота океана за слоем крепких иллюминаторов наводила на тяжёлые мысли. Откинувшись на мягкую спинку сиденья, Корнелия наблюдала. В основном за бездной, которая начиналась прямо там, где заканчивалась поверхность укреплённого стекла, иногда за людьми на палубе. Под такой толщей воды все они не больше клопа под подошвой сапога, если не меньше. В век технологий всё стихия всё равно оказывалась разрушительнее, чему явное доказательство катастрофа в десятом году прошлого столетия. И то, что человечество ещё не вернулось на поверхность, ближе к Солнцу, оставаясь под защитным куполом Атлантиды-16. Если уж учёные с инженерами не смогли вернуть людей наверх, то у пассажиров лайнера шансов выбраться ещё меньше, если персонал не сможет справиться с аварией. Вода заберёт всех, кто рискнул выбраться за пределы защитного купола, наполнит собою лёгкие и на многие годы оставит в этой непроглядной синеве, вплоть до того дня, когда планета станет просто глыбой обугленного камня, летящего в космическом пространстве.
Прожектора и стайка рыб не слишком-то удачно помогли отвлечься Корнелии от мыслей о том, что вода далеко не самая дружелюбная стихия, особенно в таком количестве, пусть и одна из тех, в которой возможна жизнь. Впрочем, с этой задачей справился банальный человеческий фактор.
Возня неподалёку просто не могла остаться незамеченной. Из всего лайнера по иронии судьбы или по нелепой случайности в каких то паре-тройке метров от столика сотрудник безопасности крепко удерживает за руку мелкого мальчишку. Для пассажиров эта небольшая социальная драма в один миг стала интереснее того, что происходило за прозрачными стенами лайнера, словно все они оказались на "Лазури" именно с этой целью - поглазеть не на рыб, не на водоросли, не на преломление лучей прожекторов в воде, а на то, как сотрудник службы безопасности поймает за руку ребёнка. Почему нельзя было отвести его в служебное помещение? Ещё бы по громкой связи собрали бы всех до последнего в этом зале, чтобы уж наверняка предать событие максимальной огласке.
В последние годы своей жизни ей редко доводилось вмешиваться в конфликтные ситуации, по большей части её работа подразумевала несколько иной спектр деятельности. Как сотрудника службы спасения, развернувшаяся сцена мало как касалась её, но вот как Корнелию, её это беспокоило намного больше. Хотя бы потому, что игнорировать ужас в глазах мальчика просто невозможно, а резкие фразы от пассажиров вызывали столько отвращения, что хотелось сблевануть кому нибудь в суп.
- Полегче, - памятуя о том, что у людей зачастую тот ещё взрывной нрав, а открытой конфронтации желательно не устраивать, Корнелия с мягкой улыбкой обращается к сотруднику службы безопасности. Вежливая формальность и чувство такта не развязывают ей руки настолько, чтобы пытаться сразу отобрать мальчика из хватки держащей его руки, но достаточно, чтобы поднять раскрытую ладонь, призывая к миру и давая понять, что она здесь исключительно в мирных целях. - Опасный преступник обезврежен, ни к чему создавать лишний шум, это ведь мешает отдыху, - Корнелия сделала акцент на последних словах не зря. В сфере обслуживания финансовое благополучие фирмы, которая этим занимается, зависит от  того, насколько довольны услугами клиенты. Потому она старалась надавить именно на то, что по её мнению было важно - на то, как могли бы отреагировать пассажиры. И на то, как это могло сказаться на репутации лайнера в частности. Говорить всё это вслух Корни не стала, надеясь пока на благоразумие сотрудника службы безопасности. Тщетно или нет - предстояло узнать. - Никому здесь не нужен переполох, - добавила она, сохраняя миролюбивый тон. Не самая лучшая фраза для того, чтобы уладить ситуацию, но Корни не могла ничего придумать вот так сразу, переговоры это не то, что давалось ей легко, как прыжки через препятствия. - Вопрос лучше решить подальше от посторонних. Да и мальчик вроде упоминал, что потерялся. Не мог же он самостоятельно проникнуть на лайнер, обойдя все ваши восхитительные меры безопасности, правда?
Возможно, хотя бы это заставит этого человека разбираться в ситуации. А могло и разозлить. Кому понравится, когда завуалированным текстом говорят, что "херово ты выполняешь свои обязанности, раз у тебя такая находка после отплытия". И при свидетелях, среди которых были обладатели счетов с внушительными суммами. Может времена и менялись, но мнение человека с деньгами всё равно оставалось более ценным, особенно, если этот человек умел читать, писать. Особенно писать отзывы и впечатления о своём досуге в личном блоге где нибудь в дипвебе.

Отредактировано Cornelia S. Rourke (2018-12-03 07:27:26)

+4

3

Ситуация, предшествовавшая круизу по бескрайним синим водам, вместо расслабления и предвкушения некоторых радостей состоятельной жизни принесла лишь напряжение и озабоченность. Мало того, что тайна, открытая на пьяную голову Алленом, никак не отпускала мысли Говарда, так еще жуткое состояние подопечного под утро. Толкать пришлось долго и ожесточенно, а когда стало ясно, что должного эффекта не добиться, Валентайн просто врубил полное освещение, пусть даже эта пьянь ослепнет. Дальше следовал контрастный душ, в процессе которого в порядок привел себя Аллен, к слову, не без решительной помощи старшего по званию, а потом и сам порядком измученный Говард. Главное сейчас, чтобы сведения о том, что произошло с Рейесом не дошли до ушей начальства, здесь ему может грозить реальная опасность. Ну а девочка… ее Валентайн не знал, а потому, положа руку на сердце, ее судьба атланту была совершенно безразлична. Главное близкие, те кто рядом и чью потерю пережить вряд ли удастся.
Богатые интерьеры и со вкусом выполненное внутреннее убранство залов лайнера заставляют взгляд подолгу удерживаться на отдельных элементах. Витая по краям и позолоченная капитель, уложенные в накрахмаленных лебедей салфетки в центре стола, мозаика на потолке. Людей слишком много, но удивительным образом их пожирает пространство и мягкий полумрак. В какой-то момент света становится больше, что возвращает трезвость ума и четкость зрения. В динамиках звучит голосовое сообщение от капитана, и Говард наконец утверждается в мысли, что билет, так щедро подкинутый руководством, изначально не сулил ничего хорошего. Если жизнь становится слишком приятной, значит, ты просто напросто не обо всем успел узнать. Подбирать кого-то с неизвестного судна было так себе идеей, оправданно хорошая фантазия бывалого атланта рисовала не радостные картины. Что если это очередной корабль-лаборатория с бушующим вирусом на борту или судно работорговцев, на котором случился бунт? Что если это корабль-приманка, экипаж которого является обыкновенными бандитами? Брови Валентайна непреодолимо поползли к переносице, всем своим видом он выражал недовольство и в то же время, чувство долга и преданность идее заставляли смириться и просто выжидать. К тому же еще мальчишку какого-то поймали, впрочем, обеспокоенная общественность в лице пары доброхотов уже начали улаживать дело. Оторвавшись взглядом от полулежащей в кресле напротив туши товарища, Говард встал с места и неспешными шагами направился к месту происшествия.
- Сотрудник подразделения "Атлант", лейтенант Валентайн. Что случилось? – Говард достал удостоверение и протянул его вперед, так, чтобы охраннику было хорошо видно буквы и водяные знаки.
«Псионика поймали?» - пронеслось в голове, однако же, здесь могла быть масса иных вариантов. За парня уже вступилась какая-то дерзкая, темноволосая женщина, и атлант предпочел не добавлять ситуации напряжения. В глазах пацана отчетливо проявились страх и растерянность, в эту минуту он эпизодически напомнил Аллена в его более юные годы. Нет, Говард не смягчился, инстинкт отцовства в нем крепко спал, а жалость выдавалось ситуативно и мелкими порциями. Прежде всего он старался сохранять примерную бесстранстность, зная, что даже дети бывают удивительно коварны и лживы. В конце-концов, малого всего лишь удерживают, не избивают и не грозятся выкинуть за борт, оставалось проследить за тем, как ситуация будет развиваться дальше.

+3

4

Ужасное состояние к обеду все-таки начало проходить. В светлой голове был только один вопрос: нахрена, собственно, он так нажрался? Ну да, иначе он просто не смог бы ничего рассказать. Это было необходимо, чтобы снять с сознания все предохранители. Но почему он нарезался в свинину? Вчера это казалось наилучшим решением и окончанием вечера. А вот сегодня утром он об этом пожалел. Сильно пожалел, поэтому весь оставшийся день довольствовался только чаем и водой.

Будь он прежним Алленом, он бы уже прилип лицом к стеклу, созерцая подводную глубину с громкими удивленными возгласами и комментариями. Он никогда прежде не бывал за пределами купола. Ему было бы интересно. Да и когда бы он, не самый обеспеченный член общества, попал бы на такой лайнер? Но не сейчас. Теперь он знал, чем опасны океанские глубины. Да и их консервная банка легко сплющится давлением, если что пойдет не так. Купол в принципе тоже по сути та же консервная банка. Но она лучше укрепляется. А еще она

Почему-то он думал, что она останется под куполом. Но нет… Она неотступно следовала за ним. Нет, это не пугало, ибо стало слишком привычным ощущением. Однако было жутко от мысли, что даже такая глубина ей не помеха. Поэтому он изредка бросал взгляд на большие стекла, словно боясь увидеть эту черноту. Но там ничего не было кроме воды и круговорота рыб.
Рядом с ними сидела женщина, но Аллен чувствовал ее напряжение. Правильно, кто же любит псиоников, особенно если они атланты в штатском? На ее месте он тоже держался бы от них подальше. Приходилось сдержанно и неловко молчать. Удобные кресла и полумрак расслабляли, поэтому молодой атлант устроился поудобнее и полуспал. Хотя предпочел бы отоспаться в каюте, но Говард решительно требовал составить ему компанию. А кто он такой, чтобы обсуждать приказы начальника?

Впрочем отдохнуть и расслабиться не получалось. Тяжесть на душе, мысли снова сплелись в тугой гордиев узел, к ним добавлялись остаточные явления хмельной головы. Но когда по громкой связи сообщают о том, что Лазурь вынужденна подобрать еще пассажиров, приходит понимание, что остаток дня вряд ли пройдет без происшествий. И дай Бог, что они не будут чем-то серьезней, чем простое обсуждение новых пассажиров и их трагедий. Еще и этот ребенок... Будь Рейес один, он бы уже сам подошел к охране и ребенку. Но теперь он послушно ждал сигнала и не лез вперед батьки в пекло. Если Валентайн отдаст распоряжение, то он его исполнит, а пока дергаться не было смысла. Тот видел, что происходило, сам разберется. Их спутница первой двинулась на защиту ребенка. Рейес видел, что его присутствие здесь совершенно пока не нужно - двух людей абсолютно достаточно, чтобы разобраться с ситуацией. Когда за ребенка вступились, толпа немного поутихла. Когда травлю не поддерживают, она сама собой сходит на нет. А тем временем Аллен отправился к капитану. Представившись и предъявив удостоверение Атланта, спросил у сотрудников лайнера о причинах, вынужденных совершить этот самый крюк. Было понятно, что капитан сам не говорит желанием отзываться на этот сигнал, но угроза штрафных санкций была сильней. Рейесу ничего не оставалось, кроме как вернуться обратно к Говарду и их спутнице.

- Судя по словам капитана и его помощника, они не могут игнорировать сигнал, - младший атлант развел руками. - Ранее их за подобное штрафовали. Не хотят проблем.
Его лицо было бесстрастным. Да, ему это все это не нравилось, ему уже хватило истории о затопленном корабле, но делать было нечего, а нагнетать страху им было не положено по должности. К тому же он хотел услышать какие-то новые сведения по их потеряшке. Все равно уже встряли, так что придется разбираться. Интересно было узнать, как же он тогда смог сюда попасть.

+3

5

— Послушайте, пожалуйста! — Дэвид выкручивается из хватки сотрудника безопасности как только может и даже упирается в него ногой, но чужая рука держит крепко и на голом предплечье остаются красные пятна. Такие яркие, что завтра точно наберут цвет и будут тёмные, как круги под глазами мистера Симмонса. Мистер Симмонс, его личный психолог, всегда с такими ходит — нередко Дэвиду закрадывалась в голову мысль о том, что он сам нуждается в помощи. Только не может попросить. Взрослые — они такие. Они будут просыпаться по ночам от кошмаров, но никогда не признаются, что их что-то беспокоит.

Так всегда поступает папа. Поступал.

Сотрудник пропускает просьбы мимо ушей. Он ещё не зол настолько, чтобы брызгать слюной во все стороны, но то, как стремительно он теряет терпение, пугает Дэвида. От страха у него сжимается и крутит живот и его немного тошнит. Хоть бы случайно не стошнило прямо на пол — думает Дэвид и пыхтит как паровоз. Он чувствует себя настолько беспомощным, что слёзы подступают к глазам и начинает очень неприятно щипать.

Нельзя плакать, никак нельзя. Он, вообще-то, обещал доказать, что взрослый.

— Так. Прекрати выворачиваться и... — начинает сотрудник, но так и не заканчивает. Сначала к нему подходит девушка, а потом ещё один человек и Дэвид сразу забывает о том, что ему страшно, и о том, что его держит охранник — он тоже, кстати, немножко забывает и его хватка заметно ослабевает — потому что этот человек очень сильно напоминает папу.

Как мама говорила о нём самом: «не одно лицо, но чуточку приглушишь свет и уже не отличишь». Дэвид моргает часто-часто и всё-таки выдёргивает из чужой хватки свою руку. И, не удержавшись, показывает сотруднику службы безопасности язык. Так ему и надо.

— Несанкционированное проникновение на палубу, отсутствие сигнала ИКС-а. — ворчливо отзывается охранник, завидев удостоверение. Его физиономия становится такой кислой, будто он съел целую корзину лимонов. Дэвид мало что смыслит в удостоверениях, но вот это конкретное удостоверение, кажется, имеет вес в мире взрослых.

— Если бы вы меня послушали, то я бы вам всё объяснил! — куксится Дэвид, как можно незаметнее отступая поближе к девушке. Чтобы было не так страшно разговаривать с этим огромным и злым дураком, он даже берёт её за руку. Ненавязчиво, больше цепляясь пальцами за рукав, чем действительно доставляя какие-то неудобства. Дэвид уже давно понял, что не все любят, когда их трогают просто так.

— Моя мама — Джоди Дойл! Ей стало плохо и она не смогла со мной пойти. — Дэвид шмыгает носом, отводя взгляд. Если этому человеку так хочется проверить, пусть проверяет. — А ИКС у меня съёмный. Я его...

Дэвиду становится так стыдно, что он весь краснеет:
— ...я его потерял.

У Дэвида багрянцем наливаются даже кончики ушей. Он не смотрит на сотрудника службы безопасности, который связывается со своим «центром» и называет фамилию «Дойл», а потом кивает несколько раз. Наверное, получает из штаба указания? Это было бы даже круто, если бы он не был таким придурком.

«Подходим к каньону» — улавливает Дэвид только последнюю часть фразы и нетерпеливо мнёт рукав незнакомой девушки. Ему отчаянно хочется встать за неё. Но настоящие мужчины не прячутся за хрупкими девушками, так ведь?

— Всё в порядке, мисс Дойл действительно купила два билета. Я рекомендую вам вернуться в каюту, молодой человек и не выходить из неё без сопровождения. — сотрудник службы безопасности смотрит злобно, но Дэвид уже не слушает. Поняв, что больше ему ничего не угрожает, он во все глаза рассматривает того человека с удостоверением.

Сотрудник продолжает:
— Интересное у вас сопровождение, лейтенант. Ещё один «атлант» и сотрудница службы спасения? В любом случае, рады видеть вас на борту. Около двух минут назад на второй палубе произошла драка между псиоником и другим пассажиром. Раз уж вы здесь, займётесь задержанием? Не хотелось бы, чтобы ваши собратья наломали дров.

— Вы как раз сможете проводить меня до каюты! — влезает Дэвид и кочует от рукава девушки к человеку с удостоверением. Он крутится под ногами, как совсем маленький щенок и тараторит:
— Я Дэвид! Дэвид Дойл, но друзья обычно зовут меня Дэви. Так вы пойдёте? Возьмёте меня с собой? Я вас провожу. Что угодно, только не отправляйте меня с этим кислолицым гадом, ну пожалуйста!
[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/1a8c6c9754a2.1543682525.png[/icon][nick]David[/nick][status]cake is a lie[/status]

+6

6

Разумеется, псионики вмешались. Быть может, оно и к лучшему. И если её слова, не подтверждённые веской "корочкой" пропустили мимо ушей, то псионику удалось добиться нужного эффекта, заставив сотрудника службы безопасности вспомнить о такой невероятной человеческой способности, как здравый смысл. А где один, там и второй. Корнелия не готова признаться даже перед самой собой, но ей становится немного спокойнее, когда мальчик, наконец, высвобождает свою руку из чужой, но цепкой хватки.
Корнелия слушает разговор между собравшимися, но не вставляет ни слова. Съёмный ИКС ещё не повод для паники. Если, конечно, это не малолетний псионик или детище родителей, которые сознательно подвергают своего ребёнка опасности, отказываясь от имплантов. Но здесь, вдали от Атлантиды-16, все эти разбирательства не имели смысла.
Под пальцами мальчика рукав дёргается и мнётся, но что значит собственный опрятный вид, если это, как ей хотелось надеяться, помогает мальчику чувствовать себя в безопасности. В моменты стресса люди ведут себя по разному, начиная такими вот нервными тиками, а заканчивая истерикой. К счастью, по внешним признакам мальчик пока что был далёк от этого. Она даже успокаивающе кладёт ладонь ему на плечо, буквально за несколько секунд до того, как мальчик предпочёл общество атланта. Корни едва сдержала улыбку. Кажется, детям тоже не по душе непродолжительное покровительство в её лице.
Но уже хорошо, что градус напряжения в самой ситуации стал ниже. Корнелия даже припомнила что-то о том, что "Лазурный" сменил курс и направляется в сторону сигнала бедствия.
- Я не сопровождаю атланта, - это правда, здесь они появились по отдельности, а не как цельная команда. Корнелия говорила уже без той едва уловимой нотки напряжения, заметив, что и сотрудник службы безопасности поумерил свой пыл гипперответственности. - Возможно, если кому-то требуется спасение, там пригодится моё присутствие. - Откровенно говоря, звучало по-идиотски, но ещё более идиотской Корнелии представлялась ситуация, в которой она присутствует при задержании атлантами своего буйного собрата и все её обязанности свелись бы к оказанию первой помощи, когда все, наконец, набьют друг другу псионические морды и упадут по разным углам комнаты.
- Кажется, "Лазурный" принял сигнал бедствия?

+3

7

В какой-то момент Говард поморщился. Пацан дернул руку, которую все это время удерживал охранник, и создалось впечатление, что хрупкие кости вот-вот сломаются или вывернутся из суставов. Мальчишка не унимался и действовал будто назло, специально нагнетая вокруг себя обстановку легкой паники и суетливой шумихи. Атлант едва заметно закатил глаза и спрятал удостоверение обратно в карман, ему откровенно не хотелось заниматься всякой фигней в виде выяснения обстоятельств нахождения на палубе несовершеннолетнего. Что может сделать мальчик? Даже если он псионик, скорее всего его способности попросту не доросли до серьезных масштабов, когда можно было бы начать бить тревогу и оглядываться по сторонам в поисках подмоги. Конечно, в любом правиле есть свои исключения, но не хотелось верить, что появление мальчика положит начало грандиозной заварушке.
Валентайн внимательно следит за каждым из участников инцидента, пытается угадать являются ли действия несовершеннолетнего манипуляцией. Действительно, не знал, потерял… сплошной сумбур. Невнимательность детей, в принципе, ни для кого не новость, а вполне известное явление. Но при этом, где его мать? Почему не вышла вместе со своим чадом, как это делают все нормальные родители. Почему-то Говард был склонен не доверять чужим детям, многие из них несмотря на свои ангельские лица и юные лета, учились врать чуть ли не с пеленок, да так виртуозно, что не повторит ни один взрослый.
Размышления прервало очередное голосовое сообщение, что-то про каньоны, и атлант весь превратился в слух, становясь похожим на гончую собаку, напавшую на след. Его напряженный взгляд устремился к большим панорамным окнам, за которыми проплывали силуэты водорослей и рыб. Валентайн напряг зрение, но так и не заметил вдали, в плотной толще воды, никакого намека на скалы или известковые образования. Неизвестность неприятно тянула за душу.
- Вы что-то сказали? – Атлант одарил охранника взглядом, призванным вбить последнего вместо сваи в паркетный пол. – А что касается наведения порядка, с этим я, пожалуй, разберусь.
Первая часть возмутительно дерзкой фразы была намеренно пропущена мимо ушей. Мужик явно хотел блеснуть острословием, так пусть считает, что это у него не вышло. Обращать внимание на выпады каких-то охранников слишком унизительно для человека, носящего в нагрудном кармане удостоверение с эмблемой одной из сильнейших организаций Атлантиды.   
Аллен и та черноволосая девушка стояли в ожидании, а Говард просто медлил. За рукав его тянул все тот же неугомонный пацан, который успел подобраться поближе. «Шустрый и сообразительный, однако. А еще не слишком воспитанный» - мрачно отметил про себя Валентайн. Он не любил назойливость и суету, он не любил детей и не любил слушать их глупую, бессмысленную трепотню. В то же время, отказ от предложенной компании был чреват неодобрительными взглядами со стороны инвалидов, женщин, детей, а так же прочих жалостливых и впечатлительных представителей общества. Говард молчаливо согласился, легким движением руки выскользнул из ладони мальчишки и занял наиболее удобную для себя позицию: чуть сзади, предоставляя проводнику возможность показывать верный путь.
- Где, говоришь, твоя мама? Почему отпустила тебя одного гулять по палубам, да еще и без идентификатора? Надеюсь, она-то свой Икс не потеряла...
Голос атланта звучит чуть слышно, вкрадчиво, с нотой иронии. В то же время, он осматривается, скользя взглядом по пронумерованным дверцам пассажирских кают. Усмирять буйного псионика – занятие неприятное, возможно даже травмоопасное, а с собой ни наручников, ни полноценного оружия. Судя по всему, намечается потасовка с использованием пси-энергии, в результате которой сломается пара изящных и совсем не дешевых столов.

+3

8

Аллен, по всей видимости, застал самый конец этой неприятной с моральной точки зрения сцены. Но, к счастью, толпа, которая хотела крови, поняла, что здесь ловить нечего, а посему поспешила раствориться в полумраке зала. На словах про сотрудницу службы спасения Рейес немного развернулся корпусом в ее сторону, но сделал это весьма тактично и неприметно - неприлично разглядывать людей. В голове появилась добродушная мысль о том, что людям наверняка приятней, что их спасает такая симпатичная девушка, а не типичный мужлан типа Говарда. По крайней мере самому Рейесу был бы приятней первый вариант. Об этом он, конечно, умолчал, но без того кислое настроение начало заменяться более позитивным от таких мыслей. Хватит, и так уже давно сидит мрачнее тучи. А ведь по характеру младший Атлант был совершенно не таким. И теперь, раз уж его достали из его темного угла, пора привести себя в должный вид. Мягкая чуть заметная улыбка появилась на его лице. В пустых глазах заблестели искорки жизни. На вопрос девушки парень кивнул. 

Повернув голову в сторону Говарда, Аллен молча кивнул про себя. Ну вот, работы еще подкинули. Хотя Валентайн его еще вчера предупредил, что скорее это будет не отпуск, а командировка. Но утихомиривать псиоников без специального снаряжения было... Нерационально. Отправляли бы уж сразу тогда при полном параде. Даже то, что Атлантов было двое, не гарантировало, что все пройдет гладко. Атлантов псионики не любят еще сильней, чем обычных охранников и представителей силовых структур. Он это как никто другой хорошо по себе знал - сам еще не так давно их презирал как паршивых псин.

Когда Валентайн отправился сопроводить ребенка до его каюты, Аллен чуть задержался возле их спутницы, негромко сказав ей: "Благодарю за помощь". Причем специально не стал уточнять, что поблагодарил за отзывчивость. Приятно, что в мире остаются не безразличные к чужой беде или проблемам люди. Улыбнувшись, он отправился нагонять своего товарища и пацана. Поровнявший с Валентайном, из-за чего они вдвоем по сути заняли весь проход, Рейес весело заговорил. - Привет, парень. Дэвид, верно? Я Аллен. Будем знакомы.
Он протянул ему руку, чтобы поздороваться с мальчонкой, уже поравнявшись с ним. А то по пресному лицу Валентайна было понятно, что тому явно неприятно общества пацана. Говард вообще не любил детей. От слова "совсем". И Рейес об этом прекрасно знал, поэтому решил снять со своего напарника это бремя и немного разбавить их компанию.

Отредактировано Allen Reyez (2018-12-13 14:44:20)

+3

9

Сотрудник службы безопасности приподнимает бровь. В его взгляде сквозит недоверие к этой фразе. Он и правда не верит, что Корнелия Рурк взошла на борт, ничего не зная о двух сотрудниках департамента полиции. Когда последние билеты были проданы, все сотрудники получили чёткие указания и допуск мисс Рурк в служебные помещения явно не входит в планы экипажа. Держать сотрудников департаментов на расстоянии — вот что от них требуется.

Мужчина хмурится, явно пытаясь найти достаточно веский повод для того, чтобы отвязаться от навязчивых попыток предложить помощь. Он улыбается так натянуто, что у него не получается даже скрыть явственную неприязнь и кивает:

— Рядовое спасение, мы занимались такими...не раз.

Он не говорит о том, что капитан предпочитает игнорировать сигналы бедствия. И именно из-за этого потом отдуваются все сотрудники. Все, абсолютно все сотрудники службы безопасности огребают по шее, если капитан получает от правительства нагоняй. Тут уж ничего не поделаешь. Но на этот раз... На этот раз даже сам Хранитель не прикопается.

— Мы обратимся к вам, мисс Рурк, если нам понадобится ваша помощь. — вот что отвечает Корнелии сотрудник службы безопасности и добавляет, вдруг вспомнив про раздражающего пацана.

— Вы могли бы помочь «атлантам» с сопровождением. Помогать детям — не их работа и я буду очень вам признателен, если они быстрее займутся потасовкой на палубе, оставив Дэвида Дойла на ваше попечительство.

Довольный тем, что смог найти достаточно веские доводы, сотрудник отворачивается, всем своим видом показывая, что разговор окончен.

Корнелия Рурк, вы можете последовать совету сотрудника службы безопасности или нарушить закон, проникнув в каюту капитана, находящуюся трёмя палубами выше. Ваше решение изменит ход событий.


Дэвид следует за мужчиной с удостоверением и его спутником чуть ли не вприпрыжку. Ему очень трудно скрыть своё ликование. Оно так сильно, будто это он сам только что победил охранника в словесной перепалке и заставил его взять все плохие слова обратно. Дэвид поглядывает: то на одного, то на другого и улыбается так открыто, как могут только дети, не знавшие в своих жизнях действительно страшных трагедий.

Нет, одну Дэвид пережил, но он обязательно справится с этим. Он обещал.

Слова мужчины с удостоверением его даже задевают. Дэвид останавливается, вылупляя на него глаза и догоняет буквально в два счёта, гневно взмахивая в воздухе руками:

— В каюте, я же говорил! Это палубой выше, нам нужно во-о-о-он в тот коридор и к лестницам. Можно и на лифте, но вы ведь видите, какая там толкучка? Нет, к лифту сейчас не пробиться совсем. — Дэвид качает головой, очень быстро остывая и немного успокаивается, замечая, как именно смотрит на него объект обожания.

Мужчине с удостоверением — как же его зовут всё-таки? — он не нравится. И эта новость заставляет Дэвида скукситься и надуть губы. Он не маленький, но это очень обидно. Он же не сделал ему ничего плохого?

Дэвида вдруг осеняет гениальная мысль: может быть, он расстроился из-за того что его отдых прервали? Так это же тот мужик виноват. Дэвид испытывает новую волну ненависти к охраннику и оборачивается, чтобы показать ему язык. Охранника позади не оказывается, а добрую женщину, вступившуюся за него, Дэвиду обижать ну никак не хочется.

Его отвлекает тот, второй. Дэвид смотрит на него с новой надеждой и часто-часто кивает, протягивая руку. Он цепляется в Аллена мёртвой хваткой и принимается размахивать их сцеплёнными руками на каждом шаге. А потом начинает задорно прыгать по квадратикам на полу.

Настроение у него снова поднимается до самых небес.

— Ага, я Дэвид. — гордо заявляет он и ещё раз кивает. Очень важно, как ему кажется.

— Ой. — говорит Дэвид, резко останавливаясь. Он сконфуженно крутится и смотрит на свои ноги, а потом — на своих спутников.

— Вы тоже это чувствуете?

Аллен Рейес и Говард Валентайн, вы чувствуете, как пол под вашими ногами дрожит. Ваша эмпатия недостаточно сильна, чтобы почуять на таком расстоянии вспышку пси-энергии и вы не можете с точностью определить, что является причиной этих вибраций. Вы можете не обращать на это никакого внимания. Вы можете бросить Дэвида и пойти прямиком к лифту, чтобы разогнать толпу и быстрее попасть к тому месту, в котором, по словам сотрудника службы безопасности, происходит потасовка. Вы можете ускориться и подняться на палубу выше. Вам нужно найти каюту. Как назло, Дэвид не может вспомнить номер. Помните, ваше решение изменит ход событий.

[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/1a8c6c9754a2.1543682525.png[/icon][nick]David[/nick][status]cake is a lie[/status]

+4


Вы здесь » Атлантида » Сюжетные эпизоды » [02.11.2425] Заблуждения, древние как мир;